Вдоль по Покровской

Главная улица старинного Ростова в разные времена своей более чем трехсотлетней истории именовалась по разному: сначала Московской, затем Покровской (по названию церкви Покрова Пресвятой Богородицы), а с 1924 года — Ленинской. Но независимо от названия именно эта улица всегда была самой престижной, самой удобной, самой красивой из всех улиц Ростова. Она одинаково живописна во все времена года.

Начиналась улица Покровская в двухстах метрах от западных ворот Кремля и шла параллельно берегу озера Неро. Как она выглядела в древности, неизвестно. Можно лишь предположить, что до пожара 1795 года дома ее, за редким исключением, были деревянными так же, как и церкви. Свой облик, почти полностью сохранившийся до наших дней, улица приобрела в соответствии с планом 1779 года. По требованию городских властей она застраивалась только солидными, добротными особняками, что было по средствам лишь очень «достаточным» гражданам.

Улица Ленинская (Покровская), дом № 1

Один из старейших домов этой улицы, план которого был утвержден Городским магистратом в 1775 году. Потомки его первого хозяина — купца В.Д. Щапова — жили здесь вплоть до известных событий 1917 года.

Многочисленному старообрядческому купеческому роду Щаповых издавна владевших землями в этой части Ростова, принадлежала четверть всех домов первого квартала улицы: дома № 1, 2, 3, 4, 5, 8, 14 и 24. Род Щаповых был известен в Ростове со 2 половины 17 века. Тяглые посадские люди, занимавшиеся огородничеством и торговлей, она в последствии выписываются из посада и поступают в сословие государевых сокольих помытчиков, особенностью которых было обеспечение царского «Потешного Двора» ловчими птицами — соколами, кречетами и ястребами.

Принадлежность к этому редкому сословию (во всей России того времени было всего 211 семейств сокольих помытчиков, 12 из которых жили в Ростове) давало целый ряд преимуществ, в частности, неподсудность местной власти и частичную свободу от общественных повинностей и податей. Это было едва ли не единственное сословие в России, о представителях которого с относительной правотой можно было сказать: «Вольны, как птицы». С конца 18 века в связи с ликвидацией этого сословия, Щаповы записались в купечество.

Улица Ленинская (Покровская), дом № 2.

Сооруженный в 1796 году. В середине 19 века у этого дома был надстроен третий этаж -специально для старообрядческой моленной.

Улица Ленинская (Покровская), дом № 5.

С конца 19 века и до октябрьского переворота располагалось фотоателье М.А. Орлова.

Улица Ленинская (Покровская), дом № 13, 15, 17, 21, 25, 26, 28.

Соседями Щаповых в разное время были известные в Ростове купеческие семейства: Наумовы, Рыкунины (дом № 13), Титовы, Мальгины (дом № 15), Малышовы, Ивановы ( дом № 17), Ксеневы (дом № 21), Серебрениковы (дом № 25), Пичугины (дом № 26), Галашины (дом № 28).

Улица Ленинская (Покровская), дом № 18.

В обращенной к улице части он имеет два этажа, нижний из которых каменный (кирпичный), второй — деревянный, в дворовой же части оба этажа каменные.

Первое здание на месте интересующего нас дома появилось в начале XIX века. В 1836 и 1849 годах оно принадлежало ростовскому купцу Козьме Никитину сыну Кузнецову. В источнике 1836 г. следующим образом описано его недвижимое имущество: «Ростовского купца Косьмы Никитина Кузнецова деревянной на каменном фундаменте дом с каменным на дворе флигелем и прочим деревянным надворным строением и землею». К 1863 г. дом перешел во владение к ростовскому купцу Александру Кузнецову. В следующем 1864 г. дом стал принадлежать наследникам последнего. В 1865 г. тот же дом получил в полную собственность, очевидно, один из указанных наследников ростовский купец Иван Кузнецов, владевший им до 1874 г. При этом описание его домовладения почти не изменилось по сравнению с 1836 и 1863 годами: «На каменном фундаменте деревянный флигель с строением и садом». Правда, как видим, исчезло упоминание о каменном надворном строении. Сходное описание дома относится к 1874 г.

В следующем 1875 г. интересующее нас здание было описано совершенно иначе: «Флигель низ каменный верх деревянный с строением и садом, купца Ивана Кузнецова». Данное описание вполне соответствует передней обращенной к улице части дошедшего до нас дома № 18. Следовательно, датой сооружения этой его части следует считать 1875 г. Возможно, дворовая двухэтажная часть рассматриваемого здания включает в себя элементы, возникшие еще в первой половине XIX в. В 1877 г. дом перешел в собственность от Ивана Кузнецова к «царскосельскому» купцу Николаю Кузьмичу Кузнецову, который владел им до 1888 г. В следующем 1889 г. дом стал принадлежать купцу Ивану Алексееву Яйцову, «он же Фуртов». Он являлся хозяином дома до 1917 г. В советское время дом был национализирован. О каких-либо капитальных перестройках здания в последующее время документы не сообщают.

Улица Ленинская (Покровская), дом № 20.

На правой стороне улицы Ленинской под № 20 расположено здание, являющееся памятником раннего классицизма. По косвенным показаниям источников оно было построено в конце 18 века. Наиболее раннее описание этого сооружения обнаружилось в архивном документе 1836 года: «Ростовской купецкой вдовы Марьи Дмитревой Малышевой каменной двуетажной дом с надворным деревянным строением и землею».

Следующее описание дома относится к 1849 году.: «Каменный двуэтажный с надворным строением и землею, купецкой жены вдовы Анны Васильевой Малышевой. После коей остался сын Иван Иванов Малышев. По каким актам владеет. По купчей крепости, совершенной в Ярославской гражданской палате 1792 года, апреля 20 дня а ныне по наследству от отца» К 1863 г. дом оказался во владении ростовского купца Александра Малышева, который им владел до 1875 года. В 1876 году дом стал принадлежать «купеческой жене» Александре Семеновской, которая, со временем сделавшись купчихой, владела им до 1889 г. В этом году она, очевидно, умерла, и дом перешел к ее наследникам. Эти наследники оставались владельцами дома до 1913г. В 1914г. хозяйкой дома стала Мария Александровна Шетнева-Семеновская, владевшая им до 1917г. После революции дом был национализирован и долгое время находился в ведении городских коммунальных предприятий.

В 1980-е годы рассматриваемый памятник находился в относительно хорошем состоянии. В 1990-е годы произошел пожар, уничтоживший все деревянные части дома, крышу и каменный фронтон его южного фасада.

Улица Ленинская (Покровская), дом № 32.

Бывшая усадьба купцов Кекиных расположена на правой стороне улицы Ленинской (в прошлом называвшейся двояко — либо Покровской, либо Московской) города Ростова. Все здания, составляющие эту усадьбу, ныне фигурируют под одним общим номером 32. До 1917 года за кварталом, в котором расположена усадьба, был закреплен постоянный 33-й номер. Сооружения кекинской усадьбы до сей поры оставались совершенно неисследованными. Целью настоящей работы является уточнение датировок всех элементов комплекса усадьбы и выяснение истории ее формирования.

Исследование построено на сопоставлении данных натурного обследования указанных зданий и свидетельств письменных и графических источников. Старейшим зданием комплекса усадьбы является двухэтажный особняк, выдержанный в стиле классицизма. Осевая часть его главного уличного фасада подчеркнута небольшим треугольным фронтоном. По горизонтали фасады здания оформлены простыми междуэтажными и подкровельными карнизами. Окна имеют простую прямоугольную форму, нижние из них лишены каких-либо украшений, верхние через одно украшены прямыми сандриками на фигурных консолях и лепниной.

Ныне с боковой восточной и дворовой северной сторон к этому зданию примыкают более поздние строения. Однако первоначальные габариты здания удалось определить при обследовании его чердачной части. Изначально этот дом имел прямоугольный план без каких-либо выступов, что хорошо видно и на ранних схематических его обозначениях на чертежах.

К сожалению, имеющиеся в нашем распоряжении письменные источники не позволяют точно датировать указанное здание. Но приблизительно определить время его строительства все-таки можно. Впервые это сооружение было обозначено на плане Ростова XVIII — начала XIX вв. Следовательно, рассматриваемый дом нужно отнести к этому времени. Но кому он первоначально принадлежал, кто был его строителем и заказчиком, Установить не представляется возможным. Первые известия о владельце названного дома относятся лишь к 1836 году. В оценочной ведомости недвижимых имуществ г. Ростова за этот год по поводу указанного строения записано: «Ростовского 2-й гильдии купецкаго брата Леонтия Федорова Кекина каменный двухэтажный дом с надворным строением и землею, доходу приносить может до девяти сот рублей».

Планировку кекинской усадьбы примерно того же времени зафиксировал план Ростова 1835 года. На этом плане мы видим упомянутый каменный дом и Г-образное в плане деревянное «надворное» строение, расположенное к востоку и северу от него. Данная планировка сложилась несколько раньше, почти такой же она показана и на плане Ростова начала XIX в. Мало что изменилось и к 1843 г., о чем свидетельствует план Ростова этого времени. Итак, до 1843 г. главный дом оставался единственным каменным сооружением усадьбы. Вскоре наступает период активного каменного строительства на ее территории. В то время усадьбой владела Любовь Ивановна Кекина. По ее заказу городской архитектор Николай Лазарев в 1842 году составил проект каменного корпуса служб, который был утвержден 23 апреля 1845 года. Надежных документальных свидетельств о времени строительства указанных служб не существует, хотя в техническом паспорте бюро инвентаризации они датированы 1849 годом. Вполне возможно, что эта дата соответствует действительности, хотя не исключено, что службы были построены раньше — вскоре после 1845 г., или в том же 1845 году.

Во всяком случае, службы уже существовали в 1852 году, о чем говорит проект каменных ворот и ограды, соединяющий главный дом и упомянутые службы, составленный архитектором Дмитрием Львозоровым в названном году. По-видимому, ограду с воротами построили в том же 1852 г. или вскоре после того. И службы, и ограда дошли до наших дней, и хорошо видно, что они были построены с небольшими отступлениями от проектов. В частности, пилоны ворот стали венчать чугунные скульптуры львов, не предусматривавшиеся указанным проектом. Данные львы исчезли совсем недавно, в 1990-е гг.

Очень важным для установления датировок большинства остальных каменных сооружений комплекса является план Ростова 1852 г. На данном плане в качестве каменных зданий фигурируют второй двухэтажный каменный дом усадьбы, примкнувший к главному дому с восточной стороны; упомянутые службы, находящиеся западнее последнего; и два каменных хозяйственных корпуса, расположенные в глубине дворовой территории к северу от главного дома. Между северо-восточным хозяйственным корпусом, который во второй половине XIX в. использовался в качестве каретника, и вторым двухэтажным каменным домом находились два деревянных строения. К западу от них на том же дворе стоял еще один деревянный корпус. Как видим, к 1852 году усадьба была необыкновенно плотно застроена. Упомянутое северо-западное небольшое каменное здание в 1894 году называлось просто «палатка каменная».

Получается, что и второй каменный дом, и каретник, и каменная палатка, и северная пристройка к главному дому, которая тоже просматривается на чертеже 1852 г., а также ограда с воротами и службы построены в относительно короткий промежуток — между составлением двух планов Ростова — 1843 г. и 1852 г. В техническом паспорте бюро инвентаризации оба дома усадьбы датированы 1848 г. Вполне возможно, что эта дата соответствует времени строительства второго дома.

Натурное обследование чердачной части второго двухэтажного дома усадьбы позволило выявить любопытную историю формирования данного комплекса. Оказалось, что первоначально второй и главный дома соединялись неширокой галереей. Но, видимо, через непродолжительное время эта галерея была расширена до ширины главного дома двумя пристройками — южной и северной. Данный неширокий объем, соединивший оба дома, был завершен на фасаде аттиком.

Состояние, когда два дома еще были соединены галереей, зафиксировано документом 1863 года. Вот как в нем описана усадьба: «Два каменные двухэтажные дома с каменными галереею, кладовыми и садом. Наследников почетной гражданки Любови Ивановой Кекиной». Правда, на плане 1852 г. указанная галерея уже не показана, что можно объяснить его схематичностью.

Довольно большой сад, простиравшийся к северу от хозяйственных сооружений вглубь квартала, обозначен на упомянутом плане 1852 года. Сад этот имел пруд, сохранившийся до наших дней.

По-видимому, галерею застроили между 1863 и 1866 годами, так как в описании усадьбы, имеющемся в «Раскладочной ведомости налогов на 1866 год», галерея уже не упомянута, а второй каменный дом назван флигелем. Вот это описание: «Каменный двухэтажный дом с каменным флигелем, таковою же надворною постройкою и садом. Наследников почетной гражданки Любови Кекиной».

Следует подчеркнуть, что и главный дом, и флигель, и служба, и ограда, выходящие своими фасадами на улицу, были выдержаны в стиле классицизма. Все вместе они образуют своеобразную асимметричную композицию.

Около 1852 г. Л.И. Кекина умерла, и усадьба перешла к ее наследникам, имен которых документы не называют, но очевидно, что это были сыновья Федора Алексеевича Кекина Иван и Леонтий Кекины. В их совместном владении усадьба оставалась до 1866 г. В 1867 г. она перешла к Леонтию Кекину с сыновьями. В следующем 1868 г. Л. Кекин умирает, и усадьба в том же году становится собственностью Федора Леонтьевича Кекина с братьями. При этом владельце была построена каменная ограда, располагавшаяся к западу от каменной службы. Эту ограду спроектировали в 1871 г. по образцу более ранней ограды (1852 г.). На проектном чертеже имеется подпись младшего архитектора Дорофеевского. Очевидно, он и является автором проекта данной ограды. К сожалению, она была разобрана в 1920-х годах, о чем свидетельствует сохранившаяся фотография того времени.

В 1872 г. рассматриваемая усадьба полностью перешла во владение Федора Леонтьевича Кекина. С этого времени в кратких описаниях усадьбы начинает фигурировать оранжерея, которая существовала до начала XX в. Но какое помещение она занимала, установить не удалось.

В 1879 г. усадьба стала принадлежать Александре Ивановне Кекиной, которая оставалась ее владелицей вплоть до 1917 г.

В 1894 г. А.И. Кекина застраховала свою усадьбу. Страховой полис того времени дошел до нас. Ценно, что он содержит план усадьбы и краткое описание отдельных ее сооружений. Это позволяет не только представить состояние усадьбы в тот период, но и уточнить датировку еще двух ее зданий. Как мы помним, в 1852 г. между двухэтажным флигелем и каменным каретником располагались два деревянных строения А на плане усадьбы 1894 г. на их месте показаны «кам[енные] службы», обозначенные цифрой II, одноэтажное здание которых дошло до наших дней. Следовательно, оно возникло между 1852 и 1894 гг.

Под буквой «Е» на том же плане 1894 г. обозначены деревянные конюшни. Ныне же на их месте стоит двухэтажное кирпичное здание, построенное явно до 1917 г. Очевидно, новое здание сохранило функцию своего деревянного предшественника и тоже являлось конюшней. Получается, что эта конюшня возникла между 1894 и 1917 гг., следовательно, ее можно датировать концом XIX — началом XX вв.

Кроме каменных сооружений и названной конюшни усадьба Кекиных в 1894 г. включала в себя и другие деревянные строения. Под буквой «Б» на плане в северо-западной части усадьбы обозначены «коровник деревянный кр[ытый] железом». Между каменной службой и коровником под буквой «С» фигурирует «Навес деревянный, крытый железом». Кроме того, небольшие свободные пространства между зданиями хозяйственного назначения были забраны заборами. Таким образом, территория усадебного двора обладала полной изолированностью от внешнего мира.

После 1917 г. усадьба Кекиных была национализирована и передана в пользование Ростовскому техникуму (ныне сельскохозяйственный колледж), который ею владел до 1999 г. В этот период радикальных перемен в облике большинства зданий не произошло. Исключение составляет здание конюшни, в котором ныне расположены мастерские колледжа. В середине 1990-х гг. в мастерских произошел пожар. В процессе устранения последствий этого пожара был изменен облик второго этажа бывших конюшен. К середине XX в. относится также небольшая пристройка из силикатного кирпича к северному фасаду главного дома.

Летом 1999 г. главный дом и флигель были переданы Государственному музею-заповеднику «Ростовский кремль». Остальные здания усадьбы Кекиных остались в пользовании колледжа.

Итак, комплекс рассмотренной усадьбы складывался на протяжении более чем столетия — с конца XVIII — начала XIX вв. до начала XX в. В процесс исследования выявлено не менее десяти этапов каменного строительства на территории усадьбы. Результаты этого исследования обозначены на чертеже ее плана.

По существу, усадьба Кекиных является одной из самых сложных по своей истории и обширных усадеб Ростова, сохранивших к тому же почти все элементы своей структуры. В этом заключается ее особое значение.

Улица Ленинская (Покровская), дом № 36

Двухэтажное кирпичное здание под N 36 по улице Ленинской, согласно косвенным показаниям источников, было построено в конце XVIII в. На рубеже XVIII — XIX веков оно и примыкающий к нему участок земли, принадлежали купцу Якову Горностаеву с племянниками. Вероятно, Я. Горностаев является заказчиком и первым владельцем этого дома. К 1836 году зданием уже владел ростовский купец второй гильдии Максим Михайлов сын Плешанов. Он же являлся его хозяином до 1866 г. В 1867 г. дом перешел к Федору Плешанову «с племянниками». К 1872 г. здание стало принадлежать почетному гражданину Алексею Плешанову «с участвующими». В 1874 году он перешел к Ивану Михайловичу Плешанову. В 1875 г. он перешел к почетному гражданину Ивану Плешанову, который владел им до 1892 г. В 1892 году последний пожертвовал его г. Ростову, то есть «Ростовскому городскому обществу», которое владело им до 1917 года. В 1909 — 1917 гг. в нем имел квартиру инспектор Ростовского городского училища.

Решение И.М. Плешанова о передаче своего дома Ростову не возникло совершенно спонтанно. Этому предшествовали следующие обстоятельства. В марте 1892 г. на заседании Ростовской городской думы было засвидетельствовано, что здание Городского училища, так тогда называлась четырехклассная школа, пришло в полную ветхость.

Затем 7 мая того же года «Председатель Городской Голова высказал, что в заседании 17 прошедшего апреля, Городская Дума, в виду заявления Директора Народных училищ Ярославской губернии о сырости, ветхости и вообще непригодности дома, занимаемаго ныне Городским училищем, хотя и сделала постановление просить ростовскаго уроженца Почетного гражданина, Самарскаго 1 гильдии купца Ивана Михайловича Плешанова, не пожертвует ли он для училища один из принадлежавших ему в Ростове, по Московской улице, каменных домов, но 18-го того же апреля гласный Думы и Член Городской управы Н.Ф.Орлов получил от г. Плешанова письмо, которым извещает его, что он уже решил принадлежавшие ему в Ростове по Московской улице каменные двухэтажные дома с надворными постройками пожертвовать один в пользу Покровской церкви, а другой городу для какого-либо благотворительнаго учреждения, и что в течение предстоящаго лета г. Плешанов намерен уже на это совершить надлежащие акты, а потому в просьбе к г. Плешанову уже не представляется надобности, а остается только благодарить его за благое намерение».

Тогда же «гласный И.А.Шляков высказал, что ему известно было о заботах и переписке гласнаго Н.Ф. Орлова с г. Плешановым относительно пожертвования одного из принадлежащих ему домов на Московской улице в пользу города, что ныне увенчалось успехом, а потому он полагал бы благодарить гласнаго Н.Ф. Орлова от лица Думы за его заботы о пользе города...»

При передаче Ростову своего дома И.М. Плешанов составил следующее «заявление», а фактически условие, определявшее характер его последующего использования: «Коммерции Советника Ростовскаго Потомственнаго Почетнаго Гражданина Самарскаго 1-й гильдии купца Ивана Михайловича Плешанова. Заявление Имею я в г. Ростове на Покровской улице каменный двухэтажный дом с садом и надворными службами, доставшийся мне одною половиною по уступочной записи, совершенной в Самарской Палате Гражданского Суда 8-го февраля 1868 года от Потомственнаго Почетнаго Гражданина Николая и Академика Павла Федоровичей Плешановых, а другою половиною по купчей крепости утвержденной Старшим Надворным Нотариусом Ярославскаго Окружнаго Суда 17 сентября 1874 года от Конкурснаго управления по делам Алексея Михайловича Плешанова. Дом этот со всеми службами и землею я желаю отдать в собственность г. Ростова с тем условием, чтобы в нем помещалось городское училище, что если в отдаленном будущем признано будет почему либо неудобным помещение в нем городского училища, то жертвуемый мною дом занимался бы одним из благотворительных заведений г. Ростова и никогда не был бы отдаваем под военный постой или частные квартиры. Если Городской Думе угодно будет принять жертвуемый мною дом на вышеизложенных условиях, то на представление следующих документов и на выдачу государственной записи мною уполномочен коллежский ассесор Николай Федорович Орлов. При этом считаю нужным объяснить, что дом этот сдан мною под квартиру полковнику Кириллову по 20 октября сего года и может поступить в распоряжение города по окончании этого срока. Подлинное подписал Коммерции Советник Ростовский Потомственный Почетный Гражданин Самарский 1-й гильдии купец Иван Михайлович Плешанов. Заявление это верю подать коллежскому ассесору Николаю Федоровичу Орлову Иван Плешанов. 10 июня 1892 г. Самара».

В советский период в здании располагались различные учреждения. С 1990-х годов до самого последнего времени его занимала иконописная школа.

Важно подчеркнуть, что в нынешнем облике дома трудно узнать памятник архитектуры конца XVIII столетия, так как его внешняя отделка характерна для конца XIX — начала XX вв. Однако во время недавнего ремонта здания под штукатурной его уличного фасада обнаружились частично сбитые детали декоративного убранства, присущего архитектуре классицизма именно конца XVIII в. Видимо, после перехода дома в собственность упомянутого городского общества, в 1892 г., в конце XIX или в начале XX в. он был подвергнут капитальному ремонту с заменой наружной отделки.

Улица Ленинская (Покровская), дом № 37.

Под № 37 стоит выстроенный в 1855 году роскошный особняк коммерции советника, крупного хлеботорговца М.М. Полежаева, в котором останавливались император Александр 2 с супругой и дочерью, приезжавшие на поклон ростовским святыням в 1858 году. Он более известен в Ростове, как дом купцов Мальгиных, получивших его по наследству. Участие сестер Мальгиных в революционной деятельности не спасло особняк от национализации: после революции здесь поочередно размещались детский сад, музей наглядных пособий и городская поликлиника. От его былого убранства сохранились балкон с великолепной литой решеткой, а в интерьере — широкая мраморная лестница и застекленный потолок зала.

Улица Ленинская (Покровская), дом № 38.

Небольшой деревянный дом № 38 по улице Покровской (ныне Ленинской) был построен в 1913 г. В то время им владел мещанин Василий Яковлевич Ильин. Следовательно, именно он, будучи заказчиком дома, определил во многом характер его наружного облика. Этому человеку дом принадлежал до революции 1917 г. После нее дом, очевидно, не был национализирован и остался в личной собственности В.Я. Ильина или его семьи. О чем свидетельствует то, что в 1936 г. им владела Екатерина Васильевна Ильина, видимо — дочь первого хозяина дома. И в настоящее время последний принадлежит частным владельцам.

Следует отметить, что рассматриваемое здание возникло не на пустом месте. Ему предшествовал другой деревянный дом. Первые сведения о нем содержатся в документе 1836 г. гласящем: «Мещанской жены Афимьи Петровой Мироновой деревянной дом с мезонином надворным строением и землею». Ей же дом принадлежал и в 1864 г. К 1866 г. им стал владеть мещанин Павел Миронов, надо полагать, сын или родственник А.П. Мироновой. В 1886 г. от П. Миронова дом перешел в собственность к мещанину Василию Федотовичу Долину. К 1898 г. домом стал владеть мещанин Василий Яковлевич Ильин, по заказу которого, как мы помним, на том же месте был построен существующий дом № 38.

Улица Ленинская (Покровская), дом № 40.

Второй квартал улицы завершает обширное здание больницы состоящее из двух соседствовавших в свое время домов. Угловая часть здания, выходившая на улицу Семеновскую (современная ул. Радищева), в прошлом представляла собой дом купца-золотопромышленника Ф.Б. Мясникова. В начале ХIХ века это был один из лучших домов в Ростове. Очевидно, поэтому именно здесь останавливались посещавшие город члены августейшей фамилии — императрица Мария Федоровна (1818) и наследник-цесаревич Александр Николаевич, будущий царь-Освободитель (1837). 1865 году владельцы дома (к тому времени уже дворяне, жившие в Петербурге), пожертвовали родовой особняк городу для устройства в нем земской больницы, которая до революции называлась в их честь «Мясниковской». В 1913 году к этому дому был пристроен церковный корпус с высоким фронтоном, объединивший его с соседней постройкой, где размещалась амбулатория. Средства на строительство были пожертвованы А. Ф. Мальгиной.

Первоначально 2-этажный с мезонином, в 1960-е гг. получивший 3-й этаж, дом весь пропитан специфическим запахом медицины, пронизан болью, страданиями и почти полностью утратил свое былое великолепное убранство и планировку. Между тем, двести лет назад это был самый роскошный особняк в Ростове.

Улица Ленинская (Покровская), дом № 56.

Третий квартал Покровской улицы был почти полностью перестроен в 20 веке. Старинных зданий здесь сохранилось немного. Дом № 56 принадлежал Андрею Александровичу Титову, известному ростовскому историку, краеведу, видному общественному деятелю. Его трудам город обязан сохранением и исследованием многих памятников старины, в том числе и Ростовского Кремля. При доме А.А. Титова располагался большой, ухоженный сад с оранжереей, теплицами, розарием, фонтаном, двумя беседками, цветочными клумбами и тенистыми аллеями. После муниципализации 1918 года здесь разместилось училище механизации сельского хозяйства, а ныне находится строительное отделении сельскохозяйственного колледжа.

Напишите нам

* поля обязательны для заполнения

*

*

Отправить